Get Adobe Flash player

Рейтинг користувача: 5 / 5

Активна зіркаАктивна зіркаАктивна зіркаАктивна зіркаАктивна зірка
 

Наше село було визволено від німецько-фашистських загарбників 19 жовтня 1943 року 18 -тим танковим корпусом 5 гвардійської танкової армії 110,170,181 танковими бригадами .Командир танкової бригади полковник Фірсович Олександр Миколайович нач штабу полковник Смірнов Володимир Іванович.
Про Визволення села добре описано в книзі Єгоров П. Я., Кривоборский І. В. Івлев І. К., Рогалевич А. І.
"Дорогами перемог: Бойовий шлях 5-ої гвардійської танкової армії"

 

На Правобережной Украине

 

001
Ротмистров Павел Алексеевич командующий 5-ой гвардейской танковой армией с22.2.43по8.8.44
002
 Группа офицеров 5-ой гвардейской танковой армии фото 1943 года
003
004
Боевой путь 5-ой гвардейской танковой армии при освобождении села Желтого и Криворожья.

Боевой путь 5-ой гвардейской танковой армии при освобождении Кировограда и области

Вергун Яков Пантелеймонович — капитан Герой Советского Союза наш земляк

Командир18-ой танкового корпуса (6.7.43–27.5.44) освобождавшего село Полковник     Фирсович Александр Николаевич

Могила Фирсовича АН

За Родину!


После боев за Белгород и Харьков 5-ю гвардейскую танковую армию вывели в резерв Ставки Верховного Главнокомандования для доукомплектования и пополнения материальной частью. Армия сосредоточилась северо-западнее Харькова, в районе Полевое. Сюда прибывал личный состав, материальная часть, завозилось горючее, боеприпасы, продовольствие.
Главное внимание командного состава и политработников в это время было обращено на организацию боевой подготовки, сколачивание боевых подразделений и воспитание в бойцах и командирах высокого наступательного порыва.В армии широко развернулось движение за достойную встречу 25-ой годовщины Ленинского комсомола.

Образцовая боевая учеба сегодня, говорилось в одном из номеров армейской газеты «На штурм», и гвардейский удар по захватчикам завтра — лучший подарок 25-летию ВЛКСМ. Комсомольский танковый экипаж, комсомольский расчет, комсомольское отделение должны быть лучшими в части, такими, чтобы ими гордились и ставили их в пример.
Подготовка к знаменательной дате, умелая расстановка коммунистов, прием в партию и комсомол лучших бойцов и командиров способствовали дальнейшей идейной закалке воинов, выработке в них высоких морально-боевых качеств, повышению боеготовности и боеспособности частей и соединений.
При воспитании личного состава, особенно молодого пополнения, большое значение придавалось изучению боевого пути частей и соединений, их славных традиций, подвигов бойцов и командиров.

В армии офицеры изучали опыт минувших боев, особенности действий танковых соединений. С докладами выступали командиры и начальники штабов корпусов и бригад, офицеры частей и подразделений, проявившие на полях сражений высокое воинское мастерство.

По указанию Военного совета в каждом корпусе и бригаде приступили к написанию боевой истории части, пополнялась новыми материалами книга «Боевые дела комсомольцев».

Политсостав всех категорий изучал опыт проведения партийно-политической работы. 2 октября под руководством политотдела армии начался десятидневный семинар парторгов рот и батальонов. Участники семинара слушали лекции, изучали организацию партийно-политической и воспитательной работы. Газета «На штурм» в эти дни печатала под рубрикой «Трибуна партийного организатора» выступления лучших парторгов.

В статье «Парторг Валентин Черных» рассказывалось о работе партийной организации танковой роты 2-го батальона 24-ой бригады и ее парторга. Лейтенант В. Черных был примером для личного состава роты. Его экипаж за дни боев уничтожил 9 танков, 5 орудий, 4 броневика, истребил более 150 гитлеровцев. Лейтенант Черных за боевые дела был награжден орденом Красной Звезды{65}.

Политотдел армии оказывал постоянную помощь политорганам корпусов и бригад. Так, в 29-м танковом корпусе нередко можно было встретить коммуниста начальника отделения кадров майора Ф. Ф. Головкова, инспектора политотдела капитана А. А. Попова, инструктора по комсомолу капитана И. А. Смугалова; в 18-м танковом корпусе — инспектора политотдела майора А. П. Родина, помощника начальника политотдела по комсомолу майора А. В. Васильева; в 5-м гвардейском механизированном корпусе — инспектора политотдела майора Г. И. Прыткова. Армейские части были постоянно в поле зрения секретаря партийной комиссии подполковника В. В. Морозова, инспектора по работе среди артиллерийских частей капитана  А. П. Васягина, работника парткомиссии майора Я. И. Бардадымова.

Много внимания политотдел уделял организации агитационно-пропагандистской работы. Начальник отделения пропаганды и агитации майор А. М. Скрябин, лекторы майор Ф. Р. Веселов, С. Я. Беленький, агитаторы капитан И. М. Петрушев, майор А. Г. Румянцев вели широкую разъяснительную работу в частях. Стержневым вопросом была, разумеется, обстановка на советско-германском фронте. А события развивались стремительно.

После провала наступления гитлеровцев под Курском Красная Армия, прочно удерживая стратегическую инициативу, вела успешные бои на широком фронте от Великих Лук до Азовского моря. Немецко-фашистское командование, взяв курс на затяжную войну, лихорадочно изыскивало пути, чтобы остановить наступление Красной Армии и закрепиться. С этой целью гитлеровцы, используя выгодные естественные рубежи, приступили к строительству оборонительных линий и валов. Особое значение придавалось созданию оборонительного рубежа на р. Днепр.

Именно здесь, на Днепре, фашисты надеялись остановить Красную Армию, не допустить ее до Правобережной Украины и Белоруссии.

Но эти планы, как известно, провалились — советские войска к концу сентября вышли к Днепру на широком фронте и с ходу форсировали его, захватив несколько плацдармов.

В планах советского командования по изгнанию немецко-фашистских захватчиков с Правобережной Украины немалая роль отводилась 5-ой гвардейской танковой армии. 5 октября 1943 г. штаб получил директиву Ставки Верховного Главнокомандования о подчинении армии Степному фронту и передислокации ее в район юго-западнее Полтавы. Там она должна была пополниться личным составом, боевой техникой и подготовиться к ведению боевых действий.

При передислокации танки, гусеничные машины и грузы перебрасывались по железной дороге, а автотранспорт — своим ходом. Следуя по освобожденной украинской земле, бойцы и командиры видели кровавые следы оккупантов: разрушенные города, села и промышленные предприятия, взорванные мосты, вокзалы, железные и  шоссейные дороги, сожженные посевы, пепелища, скорбные лица людей. В сердцах воинов зрела священная ненависть к врагу.

Военный совет армии принимал все меры, чтобы в самые короткие сроки подготовить соединения и части к ведению боевых действий в осенних условиях. Основная тяжесть забот в этом отношении легла на Управление бронетанкового снабжения и ремонта. Незамедлительно было организовано изучение командирами частей и подразделений, техническим составом, механиками-водителями танков и шоферами особенностей эксплуатации и обслуживания танков и автомобилей.

Еще и еще раз проверили готовность танкоремонтных мастерских, наличие средств обогрева, состояние станочного оборудования и инструмента. Личному составу ремонтных бригад и экипажам танков были выданы утепленные костюмы.

Инструктаж экипажей танков, прибывавших с заводов страны, проводился непосредственно в эшелонах. С этой целью представители соединения встречали экипажи за 150–200 км до станции разгрузки. Одновременно на коротких остановках и в пути следования производилась проверка танков.

В первых числах октября командующий Степным фронтом информировал Военный совет 5-й гвардейской танковой армии о том, что готовится операция по разгрому вражеских войск в районах Днепропетровска и Кривого Рога. А силы здесь противник имел немалые — 37 дивизий, которые поддерживались 2 корпусами 4-го воздушного флота, насчитывавшего более 700 самолетов.

Войска Степного фронта готовились нанести удар с кременчугского плацдарма в общем направлении Пятихатки, Кривой Рог. Важная роль в операции отводилась 5-й гвардейской и 37-й армиям. Они должны были прорвать оборону противника и обеспечить ввод в прорыв 5-й гвардейской танковой армии.

Перед 5-й гвардейской танковой армией командующий фронтом поставил следующую задачу. После прорыва [90] главной полосы обороны войти в сражение в стыке 5-й гвардейской и 37-й армий. Главный удар нанести в юго-западном направлении на Пятихатки и обходным маневром с юго-запада и юго-востока овладеть Кривым Рогом. Одновременно частью сил развивать наступление на запад — на Александрию и Кировоград. После овладения Кривым Рогом наступать на Апостолово и отрезать пути отхода днепропетровской группировке противника{68}.

Задача армии планировалась на глубину до 100 км со среднесуточным темпом продвижения 20 км. Авиационное обеспечение возлагалось на 1-й штурмовой и 4-й истребительный авиационные корпуса 5-й воздушной армии, которой командовал генерал С. К. Горюнов.

Полоса предстоящих боевых действий 5-й гвардейской танковой армии проходила по открытой черноземной степи с множеством балок и оврагов. Большинство дорог не имело твердого покрытия, и осенняя распутица сделала их труднопроходимыми для автотранспорта.

Оборона немцев на правом берегу Днепра носила очаговый характер, но позиции войск хорошо прикрывались артиллерийско-минометным огнем и инженерными заграждениями. Все высоты, села и хутора были превращены в опорные пункты, а балки, реки и ручьи — в противотанковые препятствия, прикрытые минными полями.

В соответствии с полученной задачей командующий 5-й гвардейской танковой армией принял следующее решение: вводом в бой двух корпусов завершить прорыв тактической зоны обороны противника и к исходу второго дня овладеть Зеленое и Пятихатки; третий корпус иметь во втором эшелоне в готовности развить успех в направлении Червоная Каменка, Александрия.

К началу боевых действий доукомплектование армии закончить не удалось. Вместо 600 танков она получила 300. Более того, техника и вооружение, предназначенные для 5-го гвардейского механизированного корпуса, находились в эшелонах, следовавших из глубины страны. Самоходная артиллерия также находилась в пути и поступала в армию главным образом в ходе боевых действий. Недоставало горючего.

Пополнения боевой техникой, вооружением требовал и 7-й механизированный корпус, вошедший 14 октября в [92] состав 5-й гвардейской танковой армии{69}. Корпусом командовал генерал-майор танковых войск Иван Васильевич Дубовой.
2

К исходу 14 октября армия передовыми частями вышла на левый берег Днепра. Ширина Днепра в этом районе достигала 600 м, глубина — 4 м.

Для переправы танков и самоходно-артиллерийских установок на противоположный берег инженерные части фронта в районе Мишурина Рога и северо-западнее подготовили 3 переправы по 4 30-т парома каждая. Для колесного транспорта навели 2 моста. С помощью этих средств штаб армии планировал в течение 5 ночей перебросить на правый берег Днепра все боевые части. Было принято решение переправу начинать в 18 час. 30 мин., с наступлением темноты, и заканчивать на рассвете — в 6 час. 30 мин.{70}

В ночь на 15 октября начали переправляться танки 7-го механизированного и 18-го танкового корпусов. В указанное время танки по одному выдвигались к урезу воды и грузились на паромы опытными механиками-водителями. Делалось все быстро и четко.

Над переправой часто появлялись немецкие бомбардировщики. И тогда небо загоралось тысячами красных вспышек от разрывов снарядов скорострельных зенитных пушек. На землю дождем сыпались осколки. Они с шипением булькали в воде, ударялись о каски саперов, дробно стучали по деревянному настилу паромов и причалам.

Иногда в небе вспыхивала осветительная бомба, и тогда все заливалось ярким призрачно-мерцающим светом. На серебристой глади Днепра вырисовывался темный островок парома с танком. Вокруг него падали бомбы, вздымая столбы просвечивающейся воды, но паром, мерно покачиваясь, продолжал плыть к белевшему вдали песчаному обрыву берега.

К 4 час. переправили 130 танков 7-го механизированного и 18-го танкового корпусов. Подразделения немедленно уходили от берега в районы сосредоточения.

На правом берегу кипел бой. [93]

В 8 час. 15 октября войска Степного фронта на плацдарме начали артиллерийскую подготовку. В ее проведении принимали участие гаубичные и минометные полки 5-й гвардейской танковой армии{71}.

Затем началось наступление. Противник силами частей оборонявшихся здесь 106-й и 282-й пехотных, 1-й кавалерийской СС, моторизованной «Великая Германия» и 6-й танковой дивизий ожесточенно сопротивлялся, неоднократно наносил сильные контратаки. Его авиация непрерывно бомбила боевые порядки наступавших войск. 5-я гвардейская и 37-я армии продвигались медленно: сказывались прежде всего низкие плотности танков непосредственной поддержки пехоты.

Чтобы ускорить прорыв вражеской обороны, было принято решение о вводе в сражение во второй половине дня 5-й гвардейской танковой армии. При этом возлагались большие надежды на внезапность. Предполагалось: противник, посчитав, что наше наступление отбито, к моменту ввода армии ослабит внимание.

После мощного 15-минутного артиллерийского налета в 17 час. 30 мин. 181-я танковая бригада 18-го танкового корпуса, обогнав пехоту 95-й и 13-й гвардейских стрелковых дивизий 5-й гвардейской армии, атаковала противника. Часом раньше вошел в прорыв в полосе 57-го стрелкового корпуса 37-й армии 7-й механизированный корпус.

Противник оказывал яростное сопротивление. Над боевыми порядками появилась вражеская авиация. Напряжение боя нарастало с каждым часом. Во время очередного налета авиации врага был тяжело ранен командир 18-го танкового корпуса генерал Кузьма Григорьевич Труфанов. Корпус возглавил его заместитель полковник Александр Николаевич Фирсович.

Особенно тяжело приходилось танкистам при борьбе за населенные пункты. Все подступы к деревням и хуторам были заминированы, каждый дом превращен в огневую точку, по боевым машинам вели огонь противотанковые пушки и крупнокалиберные пулеметы. Авиация противника группами 20–80 самолетов непрерывно бомбила наши наступавшие части. И все же сказывалось воинское мастерство, взаимная выручка наших воинов. Так, при овладении хут. Орлова решительно и умело [94] действовал командир танковой роты 1-го батальона 181-й танковой бригады лейтенант А. Г. Махров. Его танк одним из первых ворвался на хутор. Следуя примеру своего командира, его товарищи по оружию стремительно обходили огневые точки и общими усилиями громили врага. Зачастую поединок решали секунды, воля к победе.

В ожесточенном бою за этот хутор был ранен командир батальона старший лейтенант А. В. Чибисов. Механик-водитель танка, в котором находился комбат, старшина И. М. Аляпкин под сильным огнем вытащил из машины командира и отнес в безопасное место. Потом танк снова вступил в бой. Экипажу удалось уничтожить 2 противотанковые пушки, 5 пулеметных точек и около 20 гитлеровских солдат и офицеров.

К вечеру танкисты совместно с пехотой 5-й гвардейской и 37-й армий взломали оборону противника, продвинулись на 4–5 км и подошли к Орлове, а 7-й механизированный корпус выбил противника из Михайловки.

Всю ночь кипела работа в штабах корпусов и бригад. Организовывалась доразведка противника, уточнялись боевые задачи, взаимодействие. 18-й танковый корпус главные усилия сосредоточивал на направлении Попельнастое, 7-й механизированный — в направлении Лиховки.

Несмотря на проделанную в течение ночи работу, армия не смогла начать атаку с утра 16 октября. Танковые бригады 18-го корпуса задержались с заправкой, и соединения 33-го гвардейского стрелкового корпуса вынуждены были наступать без поддержки танков. Авиация подвергла бомбежке резервы противника, сделав 415 самолето-вылетов, но ее удары не были согласованы с действиями наземных войск. Завершить прорыв обороны не удалось.

Лишь в 12 час. 20 мин. 18-й танковый корпус подготовился к наступлению и совместно с 95-й и 13-й гвардейскими стрелковыми дивизиями атаковал противника. Удар был довольно сильным — гитлеровцы не выдержали и начали отходить. Однако успех оказался незначительным. Войска, продвинувшись на 7–8 км, были остановлены противником.

Несколько удачнее развивались события на левом фланге армии. Бригады 7-го механизированного корпуса, обходя укрепленные пункты, быстро продвигались вперед. Правда, корпус встретил сопротивление врага, занимавшего [95] оборону на безымянной высоте южнее Михайловки. Но стремительный бросок 1-й танковой роты 16-й механизированной бригады под командованием старшего лейтенанта Н. Г. Кузнецова вынудил противника оставить позиции. В завязавшемся бою рота подбила 5 вражеских танков, уничтожила 6 пулеметов, 8 автомашин и до взвода пехоты, сама же потерь не имела. К исходу дня корпус вышел на западную окраину Лиховки.

Во второй половине того же дня командующий армией ввел в бой 29-й танковый корпус, бригады которого переправились на плацдарм в ночь на 16 октября. Корпус начал развивать успех на стыке 18-го танкового и 7-го механизированного корпусов в общем направлении на Попельнастое.

Хотя соотношение сил изменилось и удары танковой армии стали ощутимее, все же необходимых темпов наступления добиться не удалось. К тому же стали поступать заявки на горючее и боеприпасы, в то время как тылы армии все еще находились в районе Полтавы. Противник непрерывно бомбил переправы через Днепр. Начались проливные дожди, чернозем как губка впитывал влагу. Танки глубоко зарывались в раскисший грунт, расход топлива резко возрос.

Поздно ночью Военный совет обсуждал сложившуюся обстановку. По данным разведки, в полосе наступления армии проходил сильный оборонительный рубеж, который тянулся с северо-запада на юго-восток через населенные пункты Попельнастое и Лиховка. Сплошная цепь крупных населенных пунктов, многочисленные озера, пруды и заболоченные участки, ряд выгодных высот, с которых далеко просматривалась местность в сторону наступавших, позволяли противнику организовать устойчивую оборону. Овладение этим рубежом представляло серьезную и трудную задачу.

Прежде всего было решено с утра 17 октября всеми силами армии вновь атаковать врага. Поэтому всю ночь шла подготовка к наступлению. Разведчики выявляли наиболее уязвимые места в обороне, штабы организовывали взаимодействие с поддерживающей артиллерией, уточняли задачи войск, проверяли организацию управления и связи. Как никогда напряженно работали органы тыла: войска к утру должны иметь горючее и боеприпасы. [96]

Оперативная группа штаба армий перемещалась ближе к войскам — на безымянную высоту, находившуюся в 6 километрах севернее Александро-Григорьевки.

Одновременно готовились соединения 33-го гвардейского и 57-го стрелковых корпусов. Подтягивалась артиллерия, уточнялся порядок артподготовки и поддержки наступления, намечались направления движения танков.

Всю ночь моросил дождь, иногда переходя в шумный ливень, однако работа кипела. Отдохнуть несколько часов удалось лишь механикам-водителям. Но и они с первыми проблесками рассвета были на ногах. Бойцы получили горячий завтрак, запаслись продуктами. В бригадах и батальонах заканчивались последние приготовления к атаке.

В 8 час. 17 октября армия перешла в наступление в общем направлении на Пятихатки. В центре ее оперативного построения наступал 29-й танковый корпус. Уступом справа за ним, обеспечивая правый фланг армии, действовали бригады 18-го танкового корпуса. 7-й механизированный корпус вол бой на левом фланге, к югу от Михайловки. Вслед за танкистами устремились войска 33-го гвардейского и 57-го стрелковых корпусов.

С первых же минут боя выдвинутые противником из резерва части 23-й танковой дивизии совместно с пехотой преградили путь нашим танкам. Частые контратаки сочетались с действиями мелких групп танков и самоходных орудий из засад. Немецкие пушки и минометы, тщательно замаскированные, укрытые в подвалах домов и деревоземляных сооружениях, вели непрерывный огонь. Большие группы самолетов бомбили боевые порядки наших войск и пути подвоза армии.

Танки не могли развить нужную для атаки скорость. Гусеницы, наматывая на себя тяжелые пласты размокшего чернозема, с трудом преодолевали метр за метром. Во многих местах машины застревали и буксовали. Из-за перегрузок начались всевозможные поломки. Выручало мастерство механиков-водителей.

К полудню соединения 18-го танкового корпуса подошли к Попельнастое. Командир 110-й танковой бригады полковник И. М. Колесников заметил, что подразделения противника окапываются на северной окраине села. Не [97] задерживаясь, он направил танковый батальон, возглавляемый капитаном А. И. Глотиным, в обход, а остальными силами ударил с фронта. Одним из первых ворвался в Попельнастое танк Т-34, которым командовал младший лейтенант Н. М. Козлов. В короткой схватке огнем и тараном отважный танкист уничтожил 2 бронемашины, 13 грузовых автомашин с военными грузами и истребил до 30 гитлеровцев. Не менее отважно дрались и другие экипажи батальона. Пути отхода противнику из села были отрезаны.

Овладев Попельнастое, корпус по приказу командарма закрепился с целью обеспечения правого фланга армии. 29-й танковый корпус, упорно продвигаясь вперед, к исходу дня вышел на рубеж 4 км южнее Попельнастое; 7-й механизированный сбил противостоящего противника и передовыми частями овладел с. Веселый Кут. Здесь из-за отсутствия боеприпасов и горючего он вынужден был задержаться до середины следующего дня.

Положение с боевой техникой было очень тревожным. На путях движения стояло много танков с вышедшими из строя фрикционами и коробками передач и из-за отсутствия топлива. Так, в 18-м корпусе из 60 танков не имели горючего 20, а в 29-м из 74 танков — 10. Подобное положение сложилось и в 7-м механизированном корпусе.

Военный совет принимал необходимые меры по эвакуации и восстановлению отставших танков и обеспечению частей горюче-смазочными материалами. Для подвоза горючего и боеприпасов использовались тракторы, тягачи и боевые танки. Самоотверженно трудились командиры взводов 35-й эвакороты техники-лейтенанты И. В. Марков и Н. Р. Краснорядцев, трактористы младший сержант Д. Е. Лопин, рядовые С. П. Бусарев, Ф. П. Етишин, П. В. Мосунов, С. Р. Теляков. Подтягивались ближе к линии фронта и тылы.

В ночь на 18 октября начал переправу на правый берег Днепра 5-й гвардейский механизированный корпус. Командующий армией имел намерение использовать корпус после захвата Пятихатки для развития успеха в направлении Кривого Рога.

Но в это время стало известно, что гитлеровцы крупными силами контратаковали соединения 37-й армии, угрожая тем самым левому флангу 5-й гвардейской танковой армии. Обстановка вынуждала командарма изменить [98] свое решение в отношении использования 5-го гвардейского механизированного корпуса. Генералу Скворцову была поставлена задача занять оборону юго-восточнее Лиховки в готовности к отражению контратак противника с юга и юго-востока. Одновременно корпусу было приказано закончить доукомплектование и создать запасы горючего и боеприпасов. В резерве командующий оставил 24-ю гвардейскую танковую бригаду, которая сосредоточилась в Попельнастое.

В эти дни личному составу армии стало известно о замечательном почине комсомольцев 31-й танковой бригады. Здесь началось движение за продолжение боевых традиций героев минувших сражений, родились комсомольские экипажи. Приказом командира нескольким танкам были присвоены имена отличившихся в боях воинов. На их башнях появились надписи: «Комсомолец Зигель», «25 лет ВЛКСМ», «Молодая гвардия», «Александр Матросов».

Этот почин нашел широкий отклик в частях армии.

В 25-й танковой бригаде 29-го корпуса танку, в экипаж которого входили командир лейтенант С. А. Данельян, механик-водитель И. Н. Гаврюков, командир башни А. Т. Соколов, радист Н. Ф. Панфилов, было присвоено имя «Алексей Пальчиков».

Газета «На штурм» широко освещала это движение. Она писала: «Это прекрасное мероприятие достойно подражания. Пусть мчатся вперед и наводят страх на врага самоходное орудие «Лейтенант Виктор Кубаевский», танк «Александр Николаев».
3

Небольшая пауза в наступлении, вызванная несвоевременным подвозом горючего и боеприпасов, позволила противнику закрепиться на выгодных рубежах, создать на путях отхода многочисленные заграждения. Кроме того, немецко-фашистское командование, обеспокоенное продвижением наших войск, подтягивало резервы. На поле боя появились части 161-й пехотной дивизии. Поэтому танковые корпуса, перешедшие утром 18 октября в наступление, встретили упорное сопротивление. Завязались тяжелые бои.

Обеспечивая правый фланг армии, бригады 18-го танкового корпуса ворвались в крупный населенный пункт [99] Желтое, который находился 10 км северо-западнее Пятихатки. Используя успех танкистов, соединения 33-го гвардейского стрелкового корпуса устремились на Ново-Стародуб.

Командир 18-го танкового корпуса, наращивая силу удара, подтянул второй эшелон — 170-ю танковую бригаду, которая до этого находилась в резерве командарма, и нанес удар в направлении Зеленое.

По данным разведки, в Зеленое отошли до полка пехоты, части 1-й кавалерийской дивизии СС, а также подразделения танковой дивизии СС «Мертвая голова» и 23-й танковой дивизии, которые имели целью задержать продвижение корпуса и тем самым обеспечить отвод основных сил на рубеж Петрово, Кривой Рог.

В Зеленое первым ворвался танк разведывательного отряда, которым командовал лейтенант И. В. Дунаев. Разведчики уничтожили 1 танк и раздавили 15 грузовых автомашин противника. Лишь спустя несколько минут фашисты открыли огонь по храбрецам. Снаряд пробил бортовую броню, машина остановилась и загорелась. Гитлеровские автоматчики бросились к ней, надеясь захватить экипаж. Но танкисты не покинули боевую машину. Командир машины лейтенант Иван Васильевич Дунаев, командир башни младший сержант Михаил Алексеевич Леонов, механик-водитель старший сержант Михаил Иванович Сысолетин, радист-пулеметчик старший сержант Александр Андреевич Бессонов открыли из горящего танка огонь по гитлеровцам. Но танк взорвался. Погиб бесстрашный экипаж. Когда наши части очистили Зеленое от врага, возле сгоревшего танка оказалось 146 трупов фашистских солдат и офицеров.

Этот подвиг воинов-разведчиков был отмочен Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 марта 1944 г. Всем членам отважного экипажа было присвоено звание Героя Советского Союза.

 

 

В районе ст. Зеленая снова отличился экипаж танка, в котором механиком-водителем был старшина И. М. Аляпкин. Действуя в составе 181-й танковой бригады, мужественный экипаж должен был перерезать железнодорожный путь Зеленая — Знаменка, а затем оказать помощь товарищам, дравшимся на улицах с. Зеленое. Экипаж действовал уверенно, тем более что и другие танки роты стремительно продвигались вперед. Схватка с [100] врагом закончилась. Удалось поджечь 2 «тигра», 2 T-IV, раздавить 5 орудий, 35 автомашин, 3 тягача. Было уничтожено около 60 солдат и офицеров противника и захвачен склад с ГСМ и боеприпасами.

В последние минуты боя, когда, казалось, сопротивление гитлеровцев сломлено, из-за развалин догоравшей хаты по танку выстрелила пушка. Гулкий взрыв потряс машину. После того как Аляпкин пришел в себя, он почувствовал резкую боль в плече. В танке было тихо, двигатель заглох, только пули барабанили по башне. Он окликнул товарищей. Никто не отозвался. Тогда старшина, превозмогая боль, включил стартер. После нескольких попыток двигатель заработал. Машину вел осторожно, каждую минуту опасаясь, что заглохнет мотор. Когда бой остался позади и на улицах появились наши автоматчики, Иван Матвеевич остановил танк и перебрался в боевое отделение. Его друзья были живы, но все имели серьезные ранения. Собрав все силы, он перевязал их и вывел танк в безопасное место.

За мужество и самоотверженность, проявленные в этих боях, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 марта 1944 г. старшине Ивану Матвеевичу Аляпкину было присвоено звание Героя Советского Союза.

Решительные действия танкистов 181-й бригады предотвратили попытку гитлеровцев увести со ст. Зеленая подготовленные к отправке эшелоны. На станции было захвачено 3 эшелона с военными грузами, несколько вагонов со скотом, 3 склада зерна, склад горючего и около 100 повозок со снаряжением{72}.

Прикрывая правый фланг армии, 18-й танковый корпус способствовал успешному продвижению ее основных сил. К исходу дня бригады 29-го танкового и 7-го механизированного корпусов освободили несколько населенных пунктов и вышли на северную и восточную окраины Пятихатки.

Штурмовать город решили в ночь на 19 октября.

Соединения и части армии подтягивали отставшие танки, ждали подхода стрелковых частей. Темнело. Над городом все ярче рдело огромное зарево. Слышался гул орудий, доносились глухие тяжелые взрывы — гитлеровцы, [101] готовясь к отступлению, разрушали городские здания. Вдоль улиц тянулись космы дыма от тлевшей на крышах сырой соломы.

Наконец поступил сигнал атаки. С северо-запада перешли в наступление 25-я и 32-я танковые бригады 29-го корпуса, а с севера и северо-востока — 16-я механизированная и 41-я гвардейская танковая бригады 7-го механизированного корпуса. 31-я танковая бригада, которой командовал полковник А. А. Новиков, обходила город с запада, чтобы перерезать железнодорожную магистраль Пятихатки — Кривой Рог.

Противник не ожидал, что наши войска начнут штурм ночью, и был застигнут врасплох. Бригады 29-го танкового и 7-го механизированного корпусов ворвались на окраины города, уничтожая на своем пути живую силу и технику врага. Только 41-я гвардейская танковая бригада подбила 18 танков и уничтожила до батальона пехоты. Успешно действовала и 31-я танковая бригада. 6 танков под командованием заместителя начальника штаба этой бригады капитана Г. И. Пэнэжко вышли в тыл противника и перерезали железную дорогу Пятихатки — Знаменка. Гитлеровцы упорно обороняли железнодорожный участок. В ожесточенном бою были уничтожены 2 танка противника и до 200 солдат и офицеров. За группой капитана Пэнэжко с боем пробивались остальные подразделения.

После недолгого замешательства гитлеровцы перешли в контратаку. Трем танкам, которыми командовали лейтенант В. Б. Горелов, комсорг 2-й роты лейтенант М. И. Еланский и комсорг 1-й роты младший лейтенант Н. П. Славко, пришлось отражать атаку 15 танков противника. Экипажи, воспользовавшись ночной темнотой и туманом, устроили засаду и подпустили врага на близкое расстояние. С первых же выстрелов были подбиты четыре машины.

Враг открыл ответный огонь. Погиб экипаж лейтенанта Горелова. Еланский, будучи ранен, продолжал вести бой. Ему удалось поджечь еще один танк. Вместе с экипажем младшего лейтенанта Славко они отбили контратаку врага и обеспечили необходимые условия для действий главных сил бригады.

Успех был полный. Танкисты разгромили штаб артиллерийской группы противника, захватили ценные документы. [102] Танк Пэнэжко, пробиваясь к станции, раздавил 4 противотанковых орудия, огнем разогнал солдат, охранявших подступы к станции.

Раненный, капитан Пэнэжко не оставил поля боя и продолжал управлять танками группы{73}.

К утру почти весь город был очищен от врага, уничтожались последние группы гитлеровцев, находить и обезвреживать которых помогали местные жители. Саперы с миноискателями осматривали дома, извлекали «сюрпризы» и фугасы.

Внезапный ночной штурм вынудил врага бросить много боевой техники и военного имущества. Только на станции танкисты захватили подготовленные к отправке 16 эшелонов с военными грузами, более 900 автомашин с имуществом, 16 исправных танков и 20 орудий. Было уничтожено несколько сот солдат и офицеров противника, 31 танк и 16 орудий{74}.

К вечеру в район Пятихатки вышла 1-я гвардейская воздушнодесантная дивизия. Отдохнуть бы! Но останавливаться нельзя. Впереди Кривой Рог, до него осталось не более 30 км.

Шли тяжелые бои. Немцы непрерывно контратаковали. В течение дня они предприняли только против 29-го танкового корпуса 3 контратаки силами 23-й танковой дивизии. Действия пехоты и танков противника поддерживались огнем бронепоезда, курсировавшего по железной дороге юго-западнее Пятихатки.

Штаб армии, чтобы быть ближе к войскам, с утра 19 октября переместился в Попельнастое. Село было основательно разрушено. Глинобитные стены разваленных хат возвышались среди улиц. Около уцелевших домов валялись убитые лошади, хрустело под ногами битое стекло. По улицам непрерывным грохочущим потоком шли на юг танки с автоцистернами на буксирах, автомашины с боеприпасами и продовольствием, артиллерия. Бойцы кроме солдатского снаряжения несли на плечах ящики с патронами и минами, коробки с пулеметными дисками и многое из того, что не могли доставить обозы, застрявшие на раскисших дорогах.

Для штаба армии саперы построили блиндажи. Несмотря на ранний час, в его расположении царило оживление. [103] На танках, облепленных грязью по самую башню, прибывали офицеры связи. Поблизости рокотали моторы самолетов связи.

В блиндаже оперативного отдела Военный совет заканчивал обсуждение событий прошедшей ночи. Принималось решение на дальнейшие действия армии. Бои за Кривой Рог предстояли не менее тяжелые, чем на рубеже Попельнастое, Лиховка. Кривой Рог — крупный узел железных и шоссейных дорог, через него проходили основные коммуникации. Вокруг города расположены крупные промышленные железорудные, энергетические, металлургические, машиностроительные и другие предприятия. Район Кривого Рога обороняли войска 57-го танкового и 52-го армейского корпусов 1-й танковой армии. Сюда же немецкое командование спешно перебрасывало новые дивизии, в частности 376-ю пехотную, прибывшую из Франции, и 24-ю танковую — из Италии{75}. Беспокоило и то, что войска 37-й армии несколько отстали.

В связи с этим командующий 5-й гвардейской танковой армией изменил направление наступления 7-го механизированного корпуса, повернув его на Щорск; основные силы армии — 18-й и 29-й танковые корпуса продолжали развивать наступление в сторону Кривого Рога.

На подступах к городу противник упорно цеплялся за каждый населенный пункт, за каждый дом. Дороги, мосты, дефиле тщательно минировались. Многие танки, самоходные установки и орудия находились в засадах и вели прицельный огонь по нашим танкам, медленно продвигавшимся по вязкому грунту. Авиация непрерывно бомбила боевые порядки войск, делая ежедневно по 300–500 самолето-вылетов. Наши танковые подразделения несли большие потери.

Чем ближе подходили корпуса к Кривому Рогу, тем отчаяннее сопротивлялся противник. Каждый километр продвижения давался с большим трудом. Только 21 октября 18-й танковый корпус овладел Петрово и вышел на р. Ингулец. Вслед за ним на этот же рубеж вышел 33-й гвардейский стрелковый корпус 5-й гвардейской армии.

Ломая упорное сопротивление врага, танкисты проявляли массовый героизм, воинское мастерство, сметку и [104] находчивость. Высокий наступательный порыв наших воинов обеспечивался целеустремленной и непрерывной партийно-политической работой. Так, например, в 110-й танковой бригаде парторг 2-го батальона капитан Ф. А. Букреев после выхода к р. Ингулец здесь же, на передовой, собрал членов партбюро и парторгов рот для подведения итогов дня. Поскольку с минуты на минуту ожидался новый боевой приказ, было решено для мобилизации личного состава на успешное выполнение боевой задачи провести в ротах короткие партийные собрания и совещания, а перед самым боем — митинги-летучки.

На ротных собраниях коммунисты проанализировали действия каждого экипажа в минувшем бою, отметили решительность и инициативу лучших воинов, вскрыли причины неудач. Командование батальона и партбюро учли и то обстоятельство, что в ходе боя часть воинов коммунистов и комсомольцев выбыла из строя и прибыли новые экипажи. Поэтому была пересмотрена расстановка коммунистов. Теперь в ротах рядом с молодыми, необстрелянными воинами оказались бывалые танкисты. В подразделениях выступили агитаторы, которые рассказали о положении на фронтах, о зверствах немецко-фашистских захватчиков. Перед боем лучшие воины подали заявления о приеме в партию.

После получения боевого приказа вечером 21 октября в подразделениях прошли митинги, на которых солдаты и офицеры поклялись бить врага, не жалея сил и самой жизни. В 1-й танковой роте 2-го батальона воины обсудили письмо рабочим танкового завода, в котором выражалась горячая благодарность за выпуск отличных танков.

С ответным словом на митинге выступил инженер-конструктор, который сопровождал колонну танков на фронт. От имени коллектива завода он поблагодарил воинов за высокую оценку и заверил, что рабочие, инженеры и техники не пожалеют сил для обеспечения советских воинов лучшими в мире танками.

И снова в бой... Переправившиеся через р. Ингулец бригады 18-го танкового корпуса начали быстро продвигаться в направлении Лозоватки. В это же время, преодолевая упорное сопротивление противника, решительно продвигался вперед и 29-й танковый корпус. Особенно тяжелые бои развернулись за крупный населенный пункт [105] Анновка. Здесь немцы бросили в бой «тигры», неоднократно переходили в контратаки, прикрывая авиацией действия пехоты и танков.

К исходу 23 октября 18-й и 29-й танковые корпуса вышли на ближние подступы к Кривому Рогу. Штаб армии разместился в Марьяновке — 5 км северо-восточнее Анновки. Таким образом, начав наступление от Днепра, 5-я гвардейская танковая армия с тяжелыми боями прошла около 100 км.

Военный совет еще и еще раз взвешивал все обстоятельства, стараясь найти наиболее верные пути выполнения приказа командующего 2-м Украинским фронтом{76}, который требовал ускорить освобождение Кривого Рога.

Обстановка была довольно сложной.

23 октября, используя успех 2-го Украинского фронта, 46-я и 8-я гвардейская армии 3-го Украинского фронта перешли в наступление на днепропетровском направлении. И теперь немецкие войска непрерывным потоком устремились через Кривой Рог на запад. Захват города и железнодорожного узла перерезал бы им пути отступления.

Командованию было известно, что гитлеровцы за эти дни основательно укрепили оборону города и подступы к нему. По данным разведки, имевшимся в штабе армии, на криворожском направлении у противника участвуют в боях части 11-й, 23-й танковых, 376-й и 15-й пехотных дивизий .

В то же время боевые возможности армии после тяжелых и продолжительных боев резко понизились. К исходу 23 октября в 18-м корпусе оставалось 49 танков, в 29-м — 26 исправных танков. К тому же корпуса сейчас действовали узким клином, ограниченным на флангах реками. С правой стороны, с северо-запада, протекала в сторону Кривого Рога р. Ингулец. Слева, с северо-востока, — р. Саксагань. В вершине этого клина, в месте слияния рек, и был расположен Кривой Рог.

На правом фланге армии, за р. Ингулец, противник начал сосредоточивать крупные силы. В частности, там [106] появилась 24-я танковая дивизия. Немцы начали проявлять все возраставшую активность. В середине дня 22 октября они форсировали р. Ингулец севернее Петрово и устремились в направлении Зеленое, создавая опасность выхода в тыл 18-го танкового корпуса. Задача по уничтожению прорвавшейся группировки была поставлена 5-му гвардейскому механизированному корпусу. После отражения контратаки вражеских сил в районе Лиховки он по приказу командующего фронтом должен был развивать наступление в сторону Знаменки.

На левом фланге армии против 7-го механизированного корпуса предпринимала решительные действия 16-я моторизованная дивизия. Бригады совместно с соединениями 37-й армии отражали в день по нескольку контратак крупных сил танков и пехоты противника в районе Чумаковки.

Резервов у командующего к этому времени не было.

Таким образом, сил для захвата с ходу такого крупного города, каким являлся Кривой Рог, у армии было явно недостаточно. Приходилось рассчитывать на самоотверженность и героизм личного состава и высокое мастерство бойцов и командиров.


В 6 час. 24 октября после короткой артиллерийской подготовки, в которой активное участие приняли танки и самоходно-артиллерийские установки, 18-й и 29-й танковые корпуса при поддержке авиации начали штурм города. Наступавшие войска встретили упорное сопротивление 11-й танковой дивизии, выдвинутой в Кривой Рог, и отошедших сюда частей 23-й танковой дивизии.

Бригадам 18-го танкового корпуса удалось в 8 час. ворваться в город и с ходу форсировать р. Саксагань в районе кирпичного завода; 29-й танковый корпус в это время, прогрызая оборону врага, вел бой на северной окраине города.

Танкисты штурмом брали один квартал за другим. Вперед вырвалась танковая рота 110-й танковой бригады. Командовал ротой старший лейтенант Г. А. Романенко. Экипажам пришлось вести бой в сложных условиях. Город [107] горел, улицы и перекрестки простреливались орудиями и пулеметами. Стрелковых подразделений не было. В течение восьми часов вела бой рота Романенко. За это время она уничтожила несколько танков и противотанковых орудий, 4 бронемашины, было раздавлено гусеницами 150 автомашин с военными грузами, истреблено до 200 гитлеровских солдат и офицеров. Сам командир в этом бою уничтожил танк, 2 бронетранспортера, 6 мотоциклов, 3 пулеметные точки и истребил до 70 гитлеровцев.

За умелое командование ротой и личное мужество старшему лейтенанту Георгию Александровичу Романенко Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 марта 1944 г. присвоено звание Героя Советского Союза.

За смелость, находчивость и мужество, проявленные на улицах Кривого Рога, высокое звание Героя Советского Союза присвоили и командиру танка этой же роты младшему лейтенанту Н. М. Козлову. За восемь часов экипаж Козлова уничтожил 5 дзотов, противотанковую пушку, 4 бронемашины, раздавил 30 автомашин и 5 бронетранспортеров. Вечером, когда наши подразделения вынуждены были оставить город, танк младшего лейтенанта Козлова прорвался через вражеское окружение и вышел к своим.

Упорно продвигалась вперед, занимая один квартал за другим, и 181-я танковая бригада, которой командовал полковник В. А. Пузырев. Среди танкистов бригады особенно отличился в уличных боях командир роты 1-го батальона лейтенант А. Г. Махров.

Экипаж, возглавляемый Махровым, подбил 2 «тигра»,  самоходную установку, уничтожил более 30 гитлеровцев. На одной из улиц города танк был подбит. Прямым попаданием снаряда была повреждена ходовая часть и заклинена башня. Несколько часов, отбивая атаки немецких автоматчиков, экипаж коммуниста Махрова устранял повреждения. Будучи раненным, лейтенант Махров управлял ротой. Когда иссякли боеприпасы и был получен приказ на отход, танкисты пробились через кольцо врага. Под огнем они подобрали нескольких наших раненых бойцов и офицеров и оказали им необходимую помощь.

За героизм и высокое мастерство Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 марта 1944 г. лейтенанту Махрову Алексею Григорьевичу было присвоено звание Героя Советского Союза.

В очень трудных условиях дрался 29-й танковый корпус. Гитлеровцы создали на северной окраине города прочную противотанковую оборону. Подступы к улицам были минированы, прикрыты огнем замаскированных противотанковых пушек и танков, поставленных в окопы. Почти в каждом доме в нижнем этаже были созданы огневые точки. Танки с тяжелыми боями прокладывали себе дорогу к центру города.

Весь день 24 октября в городе шли ожесточенные бои. Гитлеровцы огнем из засад наносили большие потери нашим частям. Более того, контратакуя из центра города тяжелыми танками «тигр», самоходными орудиями и пехотой, стремились отбросить наши войска и удержать город. Положение 5-й гвардейской танковой армии осложнялось еще и тем, что врагу удалось задержать на дальних [109] подступах к городу взаимодействующие с ней стрелковые соединения 37-й армии.

Израсходовав горючее и боеприпасы, бригады 18-го и 29-го танковых корпусов под давлением противника поздно вечером 24 октября вынуждены были отойти на северную и северо-западную окраины города и занять оборону. При отходе в ночном горящем городе под огнем врага нашим танковым подразделениям очень трудно было ориентироваться. На помощь воинам одного из подразделений пришла местная жительница комсомолка К. А. Заболотнева. Девушка села в головной танк и помогла вывести машины из-под удара врага.

Отход наших войск из города позволил противнику укрепиться на северо-западной и северной окраинах города и подтянуть дополнительные силы.

Тем не менее с утра 25 октября армия вновь перешла в наступление. С ожесточением штурмовались улица за улицей. Танкистам теперь помогали подошедшие части 1-й гвардейской авиадесантной дивизии. Умело взаимодействовал с десантниками командир танка 2-го батальона 181-й танковой бригады младший лейтенант В. А. Белороссов. На окраине города, когда противник открыл по десантникам ураганный огонь, танк Белороссова вырвался вперед, огнем и гусеницами уничтожил огневые точки. Пробиваясь к центру, экипаж подбил 2 «тигра», сжег танк T-IV, уничтожил 4 броневика, 3 пулеметных гнезда и несколько минометов. Много гитлеровских солдат и офицеров осталось лежать там, где прошел танк Белороссова. Но машину смельчаков подбили. От прямого попадания снаряда был ранен механик-водитель, танк потерял [110] управление и свалился в ров. Гитлеровские автоматчики окружили машину, стали забрасывать ее гранатами. Однако Белороссов не растерялся. Он занял место механика-водителя, вывел танк из рва и снова вступил в бой.

За смелые и решительные действия Владимиру Александровичу Белороссову Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 марта 1944 г. присвоено звание Героя Советского Союза.

...Весь день 25 октября 18-й и 29-й танковые корпуса вели упорные бои в городе. К вечеру стало очевидным, что взять Кривой Рог не удастся.

Ночью штаб получил приказ командующего 2-м Украинским фронтом сдать свои боевые участки 1-й гвардейской воздушнодесантной дивизии и подошедшим соединениям 37-й армии. 5-й гвардейской танковой армии ставилась новая задача: перегруппироваться и начать наступление в обход Кривого Рога с запада, отрезать пути отхода противнику из города на юго-запад и юг, затем во взаимодействии с соединениями 37-й армии штурмом овладеть городом.

Утром 27 октября 29-й танковый корпус переправился через р. Ингулец в районе Лозоватки и начал стремительно продвигаться на юг в обход Кривого Рога. Он имел задачу штурмовать город с юга. За ним следовал 18-й танковый корпус, который должен был атаковать город с юго-запада.

Завязались упорные бои. Гитлеровцы к этому времени в Кривом Роге и северо-восточнее успели сосредоточить крупные силы пехоты и танков. Здесь оборонялись 11-я и 23-я танковые, а также 376-я и 15-я пехотные дивизии, усиленные подразделениями моторизованной дивизии «Великая Германия». Авиация противника бомбила боевые порядки соединений, коммуникации, район переправы войск армии у Лозоватки.

Нашим зенитчикам пришлось немало потрудиться. Только зенитная батарея капитана И. Л. Савченко из 366-го зенитно-артиллерийского полка сбила в эти дни 7 самолетов. 27 октября при отражении налета 19 «юнкерсов» на Лозоватку эта батарея с первых выстрелов сбила 2 самолета. Летчики были взяты в плен. 

Днем генералу Гришину доложили, что при налетах авиации погибли заместитель начальника политотдела армии подполковник Н. А. Сафонов и заместитель начальника разведотдела подполковник И. Н. Третьяков, ранены майоры А. П. Родин и Ф. Р. Веселов{81}.

До наступления темноты 28 октября бригады 29-го танкового корпуса с упорными боями вышли к Екатериновке, где были остановлены сильным огнем артиллерии и танков противника. Затормозилось продвижение и 18-го танкового корпуса. В корпусе осталось всего 23 танка. 7-й механизированный, пройдя с боями по правому берегу р. Саксагань, вышел в район Лозоватки и прикрыл фланг основных сил армии.

В тяжелом положении находился 5-й гвардейский механизированный корпус, который выполнял задачу в отрыве от основных сил армии. 24 октября корпус начал наступление на запад. Форсировав р. Ингулец, он занял Ново-Стародуб и вышел в район южнее Нов. Праги. Дальше наступать не имел возможности, значительная часть колесных машин застряла на дорогах. Тылы растянулись, подразделения испытывали острый недостаток в горючем и боеприпасах. Заметно возросло сопротивление противника. Сосредоточив 24-ю танковую дивизию в районе Головковки, немцы 28 октября после авиационной и артиллерийской подготовки нанесли удар на юг. Им удалось перерезать пути подвоза, нарушить связь соединений и частей со штабом. Корпус, понеся в этих боях большие потери, вынужден был отойти на Петрово.

Все более усложнялась обстановка и под Кривым Рогом. 28 октября воздушной разведкой была обнаружена в районе Никифоровки, что северо-западнее Кривого Рога, крупная группировка противника, имевшая около 200 танков. В первой половине дня 29 октября эта группировка прорвала за р. Ингулец фронт 37-й армии и при поддержке авиации устремилась на восток. Во второй половине дня штабу 5-й гвардейской танковой армии стало известно, что 80 танков этой группы, пройдя по тылам соединений 37-й армии, выходят к переправам через р. Ингулец у Лозоватки.

Командующий армией получил приказ от командующего 2-м Украинским фронтом вывести из боя 18-й и  29-й танковые корпуса, нанести удар по прорвавшимся танкам и восстановить положение на фронте 37-й армии западнее р. Ингулец. В обоих корпусах имелось всего 65 танков.

В это же время противник начал наступление с северной окраины г. Кривой Рог на северо-запад, стремясь выйти к Лозоватке с юга. 7-й механизированный корпус с большим трудом отбил атаку танков и пехоты противника, стремившихся к Лозоватке, и тем самым сорвал намерения фашистского командования нанести удар по войскам 37-й армии с тыла.

Гитлеровцы продолжали наращивать удар. 30 октября на фланге армии появилась 14-я танковая дивизия. За ней выдвигались пехотные части. Одновременно штаб 37-й армии информировал, что около 200 танков прорвались на правом фланге и наступают в направлении Гуровка, Лозоватка.

Создалась реальная угроза выхода противника во фланг, а затем и в тыл 5-й гвардейской танковой армии. В этой обстановке командующий фронтом приказал вывести армию из междуречья и занять прочную оборону по восточному берегу р. Ингулец на рубеже Петрово, Недай-Вода, Лозоватка. Выполняя приказ, командование армии в ночь на 30 октября все тылы и транспорт отвело за р. Ингулец, а корпуса заняли оборону на указанном рубеже, прикрывая все броды и мосты через реку.

С 30 октября армия совместно с соединениями 37-й армии вела упорные оборонительные бои. Противник теснил. Имея значительное превосходство в танках, его войска 31 октября прорвались к переправам в районе Недай-Воды и вышли на позиции 1438-го самоходно-артиллерийского полка 18-го танкового корпуса.

Самоходчики метким огнем встретили танки врага. Но силы были неравные. На них двигалось 26 танков противника. Одна за другой выходили из строя машины, на исходе были и боеприпасы. Отважные самоходчики гибли, но не оставляли занимаемого рубежа. На огневой позиции осталась одна самоходно-артиллерийская установка. Ее командир лейтенант П. В. Сорокин и наводчик старший сержант А. И. Рорат один за другим посылали снаряды в сторону врага. Несколько атак отбили отважные артиллеристы.  Они сожгли 4 средних танка, 2 самоходных орудия «фердинанд», разбили 6 противотанковых орудий, 4 автомашины с мотопехотой противника. Более 100 трупов вражеских солдат и офицеров осталось на поле боя.

За проявленное мужество, стойкость и отвагу Указом Президиума Верховного Совета СССР от 17 мая 1944 г. лейтенанту Павлу Васильевичу Сорокину и старшему сержанту Александру Иосифовичу Рорат было присвоено звание Героя Советского Союза.
К исходу 3 ноября атаки противника стали ослабевать. Показания пленных и данные воздушной разведки говорили о том, что противник на криворожском направлении переходит к обороне. План фашистского командования отрезать группировку наших войск в районе Кривого Рога и отбросить советские войска за Днепр провалился.
По приказу командующего фронтом 5 ноября соединения 5-й гвардейской танковой армии передали полосу обороны войскам 37-й армии и были выведены в район Пятихатки для доукомплектования и подготовки к новым боям{83}.

* * *


5-я гвардейская танковая армия, участвуя в наступательной операции 2-го Украинского фронта с 15 октября по 4 ноября 1943 г., прошла с боями более 100 км. В составе ударной группировки фронта она совместно с общевойсковыми соединениями завершала прорыв обороны противника. При наступлении в оперативной глубине [114] не раз с ходу преодолевала рубежи, поспешно занимаемые противником, вела бои в крупных населенных пунктах и городах, принимала участие в отражении контрударов.

Проявляя высокое воинское мастерство, вкладывая весь опыт и умение, командование и штабы в минувших боях стремились тщательно и всесторонне организовать и осуществить ввод армии в прорыв.

Смелое маневрирование, умелый выбор направления главного удара особенно проявились в боях за Пятихатки, которая была освобождена в течение нескольких часов.

Непоколебимая воля к победе, инициатива и смелость, надежное обеспечение флангов, стремление решать задачи в тесном взаимодействии с общевойсковыми соединениями и авиацией являлись характерной чертой наступательных действий бригад, корпусов и армии в целом.

Несмотря на то что наступление велось в тяжелых условиях наступившей распутицы, а также при непрерывном воздействии авиации противника, 5-я гвардейская танковая армия внесла существенный вклад в разгром криворожской группировки противника и в расширение плацдарма на правом берегу Днепра.

You have no rights to post comments

На сайті 83 гостей та користувачі відсутні

Пошук по сайту

Випадкове зображення

aaaaa.jpg