Get Adobe Flash player
 

Коментарі

  • Загинувші та пропавші безвісти земляки

    Євген 12.01.2018 12:47
    Можу надати фото братської могили та меморіальних плит с. Шпаково. Новомиргородського р-ну, Кіровоградської ...

Рейтинг користувача: 0 / 5

Неактивна зіркаНеактивна зіркаНеактивна зіркаНеактивна зіркаНеактивна зірка
По материалам Себежского форума, Псковской области

В зимнюю компанию 1944-45 года советское верховное главнокомандование планировало развернуть наступление на обширном фронте от Ленинграда до Черного моря. План немецкого командования на 1944 год вынужденно сводился к тому, чтобы стратегической обороной измогать силы противника.
Наступление советских войск не завершилось разгромом противника, как отмечает в своих мемуарах генерал С.М. Штеменко “… на этих направлениях (прибалтийские) у нас не хватало тогда сил и средств… Именно в это время мы концентрировали свои усилия в Правобережной Украине”. В плане освобождения Прибалтики, продолжает генерал: “Не удалось учесть в должной мере возможность подхода резервов противника из глубины Германии и переброску довольно значительных сил с западного театра”.


В планах командования фронта идрицкое направление было главным. Поэтому здесь воздушная армия сосредоточила свое внимание после того, как войска фронта перешли к обороне. Командующий фронтом решил начать 1 марта активные действия силами 3-й ударной и 10-й ударной армий.
Г.А. Чечельницкий в своей книге “Летчики на войне” пишет:
“Район Идрицы считался твердым орешком. Враг использовал там каждую складку местности, каждый населенный пункт, насытил оборону огневыми точками, инженерными сооружениями, создал перед траншеями полного профиля проволочные и минные заграждения. Оборонительный рубеж получил у гитлеровского командования наименование “Пантера”.
Идрица, станция и немецкий аэродром, расположенный здесь, имели важное стратегическое значение. На аэродроме базировалось не менее 90 самолетов, он прикрывался десятком зенитных батарей, взаимодействующих с зенитной артиллерией железнодорожной станции и поселка.
С конца февраля велись массированные налеты на немецкие оборонительные рубежи.
Эшелонированными ударами штурмовиков, бомбардировщиков и истребителей предусматривалось разрушать опорные пункты противника.
Самолеты порядка десяти авиадивизий вели борьбу в небе над Идрицей.
Экипажи корпусов дальней авиации дважды в день вылетали на Идрицу.Как отмечает Г.А. Чечельницкий:
"Редкий вылет летчики не попадали под жестокий огонь зенитных средств противника. Если не так уж часто они встречали на своем пути вражеских истребителей, то зенитными батареями плотно прикрывался каждый оборонительный рубеж. Их огонь подстерегал советские самолеты над железнодорожными станциями, шоссейными дорогами, возле переправ."
В ночь с 3 на 4 марта 1944 года вылетел и не вернулся с боевого задания экипаж дальнего бомбардировщика 3-й гвардейской авиационной Днепропетровской дивизии дальнего действия 20 гвардейского авиаполка, как не вернулись многие с той войны.
Шестьдесят шесть лет назад 4 марта самолет Ил 4 ДБ 3ф летел бомбить немецкий аэродром в Идрице. Он был встречен плотным зенитным огнем. Вражеские снаряды его настигли уже после того, как экипаж совершил бомбометание. Сбитый самолет взорвался над озером рядом с деревней Зародище. Летчики не спаслись.
Именной список безвозвратных потерь сухими строками отчета повествует:

Колесниченко Олег Павлович, 1916 г.р., гвардии старшина, воздушный стрелок-радист, г. Москва, ул. Петровка, д. 16, кв. 4, жена Колесниченко Нина Андреевна.

Агафонов Виктор Васильевич, 1925 г.р., младший сержант, воздушный стрелок-радист, Пензенская обл., Кандельский район, с. Ермоловка, мать Агафонова Салманида Дмитриевна.

Зимогляд Иван Поликарпович, 1923 г.р., младший лейтенант, штурман самолета, Днепропетровская обл., Пятихатский район, с. Желтое, мать Зимогляд Лилия Ефимовна.

Сенькин Валентин Герасимович, 1922 г.р., младший лейтенант, летчик, Чкаловская обл., Бакоинский район, д. Нойкино, мать Сенькина Екатерина Михайловна.

 

 alt


В графе “Где и по какой причине выбыл” – “с 3 по 4.03 не вернулся с боевого задания”, в графе “Где похоронен” – прочерк. Это значит, что родные этих героев не знают ни обстоятельств их гибели, ни где они погребены.
Но до сих пор живы свидетели этих событий.
Как рассказал нам заместитель директора музея боевой славы Псковской области Михаил Николаевич Романов, местный житель еще четыре года назад рассказал поисковикам о гибели этого экипажа. Он видел, как в озеро падал горящий самолет. Когда селяне подбежали к месту падения, то увидели большую воронку – полынью.
Поисковики все четыре года работали с полученной информацией, опрашивали местных рыбаков, которые указали на озере место, где снасти часто цепляются за обломки дюраля, послали запросы в архивы. Все это дало свои результаты.
Работа в архиве позволила узнать имена летчиков. И к моменту проведения подъема уже был известен состав экипажа.
Поисковые работы велись в течение трех дней февраля, когда вся страна отмечала День защитника Отечества.
Зима нынче выдалась снежная, и на озере очень трудно передвигаться, тем более со снаряжением. Место падения оказалось метрах в шестистах от берега. Под глубоким снегом вода высотой сантиметров двадцать, без резиновых сапог не пройдешь, да и сам лед двухслойный. На озере холодный промозглый ветер. Поисковики небольшим отрядом в пять человек прорубили в эпицентре падения самолета прорубь и в течение двух дней доставали обломки самолета специальными крюками. Перекореженный взрывом металл со следами пуль, вдавленные в куски металла человеческие кости. Извлекли части крыльев, обшивку со звездой, и номером самолета. Номер совпал с тем, который нашли в архиве. Хотя находили куски и с другими номерами, но по архивным документам установили, что на крыльях сохранились номера от другого самолета, части которого были использованы для ремонта этой машины.

В архивах так же удалось установить, что воздушный стрелок-радист гвардии старшина Олег Иванович Колесниченко был трижды награжден: медалями “За отвагу”, “За боевые заслуги” и орденом Красной Звезды. Он был самый старший по возрасту из погибшего экипажа. Ему было 28 лет. Остальным чуть за двадцать, младшему сержанту стрелку-радисту Виктору Васильевичу Агафонову было не больше девятнадцати лет.
Не больше девятнадцати лет…

alt
alt
alt


На третий день работ к поисковикам присоединились опытные водолазы из Великих Лук. Толща воды в озере два метра, глубже – буза. Щуп в нее заглубляется до десяти метров. От водолазов потребовалось все их мастерство, чтобы вести поиск в таких условиях, где можно работать только наощупь.
Экипировка водолаза занимает немало времени и все это на промозглом ветру. И вот он облачен, увешан грузами, совершает первое погружение. Несколько минут под водой – и он вытаскивает несколько покореженных деталей самолета. Следующее погружение – с фонарем. Но буквально сразу водолаз поднимается наверх – фонарь бесполезен, его свет не пробивает толщу бузы. Водолаз вновь и вновь погружается, достает то маленькие, то большие части самолета. На воде появляется радужная пленка от авиационного топлива, мужчины сразу определяют по запаху в воздухе – керосин. Нашли искорёженные приборы, кусок штурманской линейки. Достали части крыльев с разбитыми стеклами сигнальных огней. Мелкие красные осколочки, словно капли крови…

Водолазы работали довольно долго, и уже добрались практически до кабины пилота. И готовы были работать дальше. Но техника – не люди. На холоде отказалось работать водолазное снаряжение – обледенел редуктор, не спасала даже горячая вода, которой его обильно поливали после каждого погружения



Их помнит мир спасенный



В понедельник 12 июля, когда Идрица отмечала День освобождения поселка от немецко-фашистских захватчиков, состоялась торжественная траурная церемония захоронения экипажа дальнего бомбардировщика “ИЛ-4ДБЗФ” 20-го гвардейского авиационного полка 3-й гвардейской авиационной Днепропетровской дивизии дальнего действия.

Его нашли поисковики под руководством заместителя директора музея боевой славы Псковской области Михаила Романова. 23 февраля они подняли останки самолета и экипажа из озера у деревни Зародище, что рядом с Идрицей (об этом рассказывала наша газета в № 18 от 10 марта 2010 г.).

По сохранившемуся номеру самолета, работая с архивами, общаясь с очевидцами, были установлены имена погибших летчиков и обстоятельства их гибели.

4 марта экипаж самолета “ИЛ-4ДБЗФ” в составе: младший лейтенант, летчик Валентин Герасимович Сенькин, младший лейтенант, штурман Иван Поликарпович Зимогляд, гвардии старшина, воздушный стрелок-радист Олег Павлович Колесниченко, младший сержант, воздушный стрелок-радист Виктор Васильевич Агафонов, летел на боевое задание. Его целью было сбросить бомбы на немецкий аэродром в Идрице. Уже после бомбометания самолет настигли вражеские снаряды и, взорвавшись в воздухе, машина рухнула в озеро.

66 лет вода хранила тайну. Но благодаря поисковикам мы узнали имена героев, родные узнали о судьбе своих близких, останки летчиков обрели последнее пристанище на идрицкой земле в братском захоронении в центре поселка.

На церемонию погребения приехали родственники самого молодого из членов погибшего экипажа – Виктора Агафонова (он прожил всего 19 лет). Приехала дочь его сестры со своими двумя сыновьями и внучкой. Валентина Сергеевна Захматова рассказала, что у матери погибшего было двое сыновей и три дочери. Оба сына и муж пропали без вести на полях сражений. Она очень ждала и надеялась узнать об их судьбе. И умерла в мае нынешнего года, уже узнав, где погиб ее сын.

Чтобы присутствовать на похоронах, семья приехала из Перми, проведя в пути более восемнадцати часов. Валентина Сергеевна рассказала мне, как тяжело семья жила в годы войны, как трудно было выживать без мужчин, как тосковали по Виктору все родные. Говорила вроде со мной, но меня не покидало чувство, что говорит все это для него, погибшего, чтоб знал обо всем, что накопилось на душе за долгие годы.

Торжественная минута погребения: рассказ поисковиков, слова благодарности родных, лития священника, венки и цветы на могилу, воинский салют и минута молчания, а в завершении – гимн.

Как рассказал Михаил Романов, уже много лет занимающийся поисковой работой, на Себежской земле погибших летчиков более пятидесяти человек. Большинство из них найдено и вырвано из цепкой паутины забвения, но есть еще непогребенные. А значит поиск продолжается – все что могут сделать благодарные потомки.

Нынешнее событие отозвалось в душе пустошкинской поэтессы Л. Егерь. Про погибших летчиков она написала стихи, которые услышали все, присутствующие на траурной церемонии.

Марина КУЗЬМИНА


alt
alt
alt
alt
alt
alt




Мать седая в далеком Башкирском краю
Каждый день вспоминает о сыне,
Буйный ветер, развей же ты думу мою,
Расскажи о моем Валентине.

Полети же ты, ветер, в чужие края,
Разузнай, может сын заблудился,
Расскажи мне о нем, ничего не тая,
Может, в доме чужом загостился.

Может, сбился в пути он в Башкирских лесах,
Может, он притомился в дороге,
Оказался в совсем незнакомых местах,
И до крови истер свои ноги?

Степь ковыльная, где мой Иван?
Воду пьет из Днепра после боя?
Или он занемог, изнывает от ран?
Или где-то живет на постое?

Он любил Украину, любил свой народ,
Умывался желтянской водою,
Он встречал на реке летом солнца восход.
Где ты, сын мой, что будет со мною?

Мать под Пензой горюет, где Витенька мой,
Нет вестей, и его не дождаться,
Ты ж ребенок совсем, возвращайся домой,
В сорок первом тебе лишь шестнадцать.

Как здоровье твое, мой любимый пострел,
Сыт ли, дома ты так любил каши,
Ты подрос ли? Наверное, ты повзрослел,
Тебя видеть мечтают все наши.

По Олегу тоскует в столице жена,
Где ты сокол, крепки ль твои крылья?
Пролетит самолет, смотрит в окна она,
Может, это его эскадрилья?

Не вернулись с войны, и от них нет вестей,
Навсегда будто канули в воду,
Сообщения нет из ковыльных степей,
Ветер в душу несет непогоду.

Всех пропавших недавно нашел Михаил:
На дне озера все в самолете:
Всю кабину, останки покрыл слоем ил,
Он под Идрицей сбит был в полете.

Горько плач, о земля, что таких сыновей
Ты лишилась в лихие годины!
Небо, ты свои слезы над ними пролей,
Может, смоешь у женщин седины!


Л. ЕГЕРЬ

Встреча с родственниками ИП Зимогляда



    Удалось нам благодаря поисковикам Поиск-Днепр (г.Днепропетровск,Романа) найти телефон Мясникова Анатолия Борисовича. Оказалось , о чудо! Он живет в 12 км от села Желтого в городе Желтые Воды.И оказалось ,что сегодня 9,01 он будет в гостях  в соседнем селе так,что проездом  может заехать .

Встреча состоялась .

Приятнейший собеседник .Мы пересмотрели вместе материалы себежского форума , материалы нашего сайта  . О перезахоронении своего дяди он знал ,но фотографии он смотрел впервые . Было видно как при просмотре человек очень волновался ,вообще трогательная была сцена. Хотя и Анатолий Борисович 1951 года рождения, так получилось , что хранителем семейных реликвий в семье Зимоглядов есть он . Великая Отечественная война  черной полосой прошлась по семье Зимоглядов. Два сына Иван Поликарпович и Михаил Поликарпович не возвратились с войны.Поликарп Демьянович в 1944 году после тяжелого ранения был комиссован.Надежда Поликарповна Зимогляд (Мясникова) была принудительно угнана в Германию, мать Анатолия Борисовича. Те фото , письма (к сожалению не сохранились )   семейные реликвии, бережно хранятся в ихней семье. Покойные Поликарп Демьянович и Лукия Ефимовна всегда ожидали хоть какой либо весточки о судьбе Вани и Миши так и ушли  из жизни не узнав где их сыновья. Ваня после окончания Желтянской школы поступил в Павлоградскую военную авиашколу (ныне районный центр Днепропетровской области),Миша в Ленинградское военное мореходное училище. Со слов Анатолия Борисовича много раз он перечитывал последнее письмо ,по их предположениям написанное перед последним вылетом, что ему предоставляют кратковременный отпуск домой...


Эти фото сделаны во время учебы в Павлоградской авиашколе.

 Копия извещения о смерти

Удостоверение с военной авиационной школы

На фото Анатолий Борисович Мясников.

Просил Анатолий Борисович поблагодарить всех за поиски,перезахоронение. Не теряет надежду он и его семья побывать в Идрице (это 980 км от нас) положить на могилку наших, полевых цветов , а также бросить в волны Балтийского моря букет Михаилу Поликарповичу.

 

Где-то прочитал одну замечательную мысль:"Война не закончится до тех пор ,пока хоть один человек из погибших не будет безымянным или без вести пропавшим" Еще четыре воина возвратились в свои семьи один из них к нам в Украину,хотя и лежит в Псковской земле. 

А сколько их еще лежит безымянных ...

Так пусть же в наших сердцах  война продолжается!!!  


      

You have no rights to post comments

На сайті 6204 гостей та користувачі відсутні

Пошук по сайту

Випадкове зображення

000012.jpg